Сергей Иванов Сергей Иванов


…стремишься, чтобы кадр был эмоциональный, интересный, динамичный. Вообще, меня сейчас больше всего интересует динамика и эмоции…







1. Моя карьера фотографа

2. Мои путешествия

3. Любимое место

4. Мои работы и общество

5. Про снаряжение

6. Галерея фотографий


Художник-анималист, путешественник, дайвер, подводник-спасатель, профессиональный фотограф. Фотографировал диких животных на Камчатке, Курилах, Чукотке, Аляске, в Канаде и странах южной Африки. Основатель и директор «FA-STUDIO». Один из духовных вождей и основателей Автономного Некоммерческого общества «Аквамарин».  



1. Моя карьера фотографа  


Фотографией я начал увлекаться в детстве, мне еще не исполнилось 13 лет. Причем, это было в школе, когда обычно все массово начинали заниматься фотографией, но я не пошел как все. А после того как все бросили, я начал. Но начал сразу же основательно: мне подарили более менее серьезный фотоаппарат, «Зенит-С». Старенький, правда, но хороший (как казалось на тот момент). С него все пошло у меня. Было это в шестом классе. Потом после седьмого класса пошел в колхоз работать, для того чтобы на каникулах заработать на «Фотоснайпер». Проработал лето в колхозе, заработал себе денег, купил то, что хотел. Меня с детских лет природа увлекала, интересны были бабочки, жучки, птички разные. Всем этим интересовался, поэтому, естественно, фотосъемка живой природы меня очень, очень и очень заинтересовала. Я к этому стремился, приобрел достаточно серьезную технику на тот момент. Что, в общем-то, для 14-летнего мальчика было круто и даже слишком круто. И вот я пошел по той стезе.


После восьмого класса поступил в лесной техникум, но понял, что лесное хозяйство – это не совсем то, чем я хочу заниматься. Тем не менее, техникум закончил. Хотя, я благодарен тому периоду. Там я встретил множество интересных людей, которые как-то повлияли на мою жизнь в плане познания природы, и мне удалось определиться. Я уже в техникуме начал ходить по глухариным токам, снимать глухарей. Причем, снимок, который я сделал, учась в техникуме, на всероссийском фотоконкурсе занял второе место. Это и определило мои дальнейшие наклонности, поэтому после армии я приехал в Киров и поступил на факультет охотоведения Кировского сельхозинститута. После окончания я поступил в научно-исследовательский институт, начал заниматься научной деятельностью. И в связи с тем, что фотография была моим вторым я, ничего не смог с собой поделать. Когда весной начинали бормотать тетерева, глухари – меня тянуло в лес.


Сидеть в пыльных кабинетах и что-то там кропать, мне было абсолютно неинтересно. Идея - стать кандидатом наук, я был на пути к этому. Но ушел в фотолабораторию этого института, хотя в общем-то, все мои близкие и родные были против, так как тогда это не предполагало ни больших зарплат, ни престижа. Но, тем не менее, у меня было такое непреодолимое желание, и я сделал крутой поворот в жизни. В 1988 году. С той поры пошло-поехало, фотографией стал заниматься на более серьезном уровне, поднял фотолабораторию на самый высокий уровень, который только мог быть в то время в городе Кирове. Потом в 1994 году я организовал собственную фотостудию – «FA-STUDIO», которая существует уже более 17 лет. И все это время я увлекался фотосъемкой природы, дикой природы. В той или иной степени.



2. Мои путешествия


Будучи студентом, я побывал на Камчатке, на Командорских островах. Ловил любой момент, чтобы куда-то отправиться. Дальний восток, Приморье, Хабаровский край, Краснодар – все это во время студенчества я увидел. В 1995 году после десятилетнего перерыва, заработав какие-никакие деньги, я нашел возможность поехать второй раз на Камчатку, на Командорские острова с приятелем. И вот с 1995 года у меня «покатили» всякого рода путешествия. После Командор по самой Камчатке еще поездил, был совершенно очарован этим краем, влюбился в него. Стал ездить на Камчатку более-менее интенсивно. В 1999 году было много интересных событий. В дайвинге я сдавал на Advanced в Египте на Красном море. Была, также, поездка в Германию с выставкой моей по Камчатке, где мне предложили съездить в Африку с группой немецких охотников. И в этом же 1999 году я успел съездить в Намибию первый раз. Был очарован Африкой и после этого я начал ездить самостоятельно в Африку. Объездил весь юг. Это Ботсвана, ЮАР, Намибия, Зимбабве, Замбия – почти все южноафриканские страны. В некоторых даже был по 4 раза. Потом в Кении побывал. Тем не менее, моя любовь к Камчатке - она никуда не делась. Я вот уже на протяжении последних пяти лет постоянно езжу на Камчатку минимум на месяц. Бывает и на полтора. «Сел» крепко на тему съемки медведей. Моя «любовь» к медведям завела меня в Канаду, где на севере страны я снимал белых медведей. Побывал на Аляске, был в Британкой Колумбии в Канаде, снимал очень много. Так меня носило и носит.


Езжу самостоятельно. Как-то пытался несколько раз в организованных группах путешествовать (в частности, в Кении был на фотосафари, в Канаде), но, честно говоря, не люблю я эту организованность. Нравятся индивидуальные поездки, где я могу сам полностью распоряжаться и своим временем и возможностями – всем, чем хочу.



3. Любимое место


Любимое место – это Камчатка. Один из немногих уголков в нашей стране, где можно увидеть природу в ее первозданном виде. Практически в нетронутом. Конечно, сейчас нога человека ступает практически везде. Но такие места еще есть. Например, Долину гейзеров на Камчатке открыли только в 1941 году, перед самым началом войны. Не было ни вертолетов, ни малой авиации – столько труднодоступных мест. А сейчас с каждым месяцем труднодоступных мест становится все меньше и меньше, все это открывается, организуются туристические маршруты. Становится более доступно. Если брать среднюю полосу России, то все уже истоптано, изъезжено, а иногда и загажено. Даже до такой степени, что животные патологически боятся человека. Поэтому на Камчатке ощущаешь эту нетронутость, животные относятся к человеку так, как к близкому созданию. Настолько высока степень доверия животного, что в других местах невозможно фотографировать. У нас же все напуганы – это на генетическом уровне у животных, что человек представляет опасность.


На Камчатке есть животные, которые опасности не знают. Ее даже в генетике у них нет. Они относятся с особым доверием к человеку. Хотя, иногда от этого сами страдают, погибают – людей разных хватает. Но для меня их непуганность как для фотографа - это очень интересно и здорово. Животные – это моя основная тематика. Природа – по ходу дела снимаю, но это не мой конек. Я больше люблю интегрировать животных в пейзаж. Мне нравится показывать животных в их окружающей среде. То есть, не только крупные планы, хотя их я очень люблю, но и показать животное в естественных условиях. Что живое существо находится не в клетке, не в загородке, а именно в естественной среде.


Из других мест. Африку обожаю, при любой возможности стремлюсь туда попасть, очень понравилась Канада и Аляска. Я еще далеко не все видел и вряд ли все посещу – жизни не хватит. Еще Австралия и Новая Зеландия для меня не открыты. Я надеюсь, что это произойдет когда-нибудь. Но сейчас меня в большей мере привлекает природа России. Объясню почему. Если мы возьмем несколько альбомов маститых фотографов с мировым именем, Франс Лантинг, Пол Диклен, Винсен Лонье, Клаус Ниги и т.д. Откроем эти альбомы, начнем листать, и что мы видим? Антарктида - пингвины, Канада - белые медведи, Уганда - гориллы, остров Комодо - вараны, медведи - на водопаде Брукс. Все места на Земле уже наперечет. Когда-то, лет 20 назад, эти снимки были уникальны. А сейчас они просто растиражированы. В каждом альбоме любого автора имеются эти снимки. Поэтому Россия на сегодняшний момент интересна в плане познания дикой природы. Некоторые места труднодоступны. Взять ту же Камчатку или Чукотку. Да даже у нас – попробуй куда-нибудь на север области забраться. И то нелегко. Кайские болота, например. И дело в том, что основная масса фотографов в мире – им это еще пока недоступно. И не потому, что к нам сложно приехать. Недоступно в силу нашей российской специфики, отсутствия инфраструктуры, отсутствия транспортных средств. Рассчитывать можно только на личный контакт. У нас в России пусть у тебя будут битком набиты карманы деньгами, ты ничего не сможешь с ними сделать. А если есть какой-то хороший знакомый, он тебе поможет без всяких денег, а того с деньгами оставит в стороне. Влияет отсутствие какой бы то ни было информации. Еще какое-то время будет наша фора на съемки животных в этих местах обитания. Все, что находится в остальном мире уже практически отснято. Трудно найти нечто уникальное. У нас такое есть и немало. Достаточно открыть красную книгу, где можно найти много видов, которых люди ни разу не видели и даже не слышали о них. Взять тех же леопардов дальневосточных, которых осталось около 30 особой. Правда, их уже поснимали. Всегда притягательно то, чего мало. В общем-то, я стремлюсь делать акцент на это. Так как данная тематика будет востребована в каких-то международных информационных источниках, и перспективно в плане своего промоушена. Сказать что-то новое при помощи съемки льва в Кении уже практически невозможно в сравнении со съемкой камчатского медведя, например.



4. Мои работы и общество


Как доношу свои работы общественности? Долгое время не уделял данному вопросу никакого внимания. В основном это была отдушина для меня. Дело, которое давало душевное спокойствие и интерес к жизни. Это мое личное мнение, но я считаю, что жизнь без какого-то интереса – это не жизнь. И когда человеку жить интересно, и его жизнь наполнена какими-то идеями, творческими порывами, естественно человек живет насыщенно, наполнено и долго. Живет интересно. Я стремлюсь к тому, чтобы моя жизнь была именно такой. Пару лет назад я начал свои фотографии показывать на сайтах. Выставлялся на появившемся фотоконкурсе дикой природы «Золотая черепаха». Из пяти лет, что существует этот конкурс, четыре года я являюсь финалистом и лауреатом конкурса. В первый год не выставлялся – поздно узнал. Стал котироваться в этих кругах, достаточно узнаваем. Тем более что выбрал медвежью тематику, которая не многими фотографами освещается. Они, может быть, и хотели ею заниматься, но это неимоверно сложно и опасно. Тематика имеет ограниченный круг любителей, нежели чем съемка ландшафта или макросъемка.


Постепенно начал выставлять фотографии на один сайт, потом на второй, на третий. Затем, в связи с тем, что я всплыл на поверхность, как подводная лодка, стали интересоваться моими работами. Начали появляться предложения по публикациям. Бывает интересно: снимок, который вышел в финал, но дальше не пошел, выстреливает через несколько лет. Причем выстреливает так, что по всему миру прокатывается. У меня один снимок был выставлен на «Золотой черепахе», все мои друзья-фотографы прочили мне первое место в номинации. Но он не стал победителем по субъективному мнению жюри. И когда этот снимок одно агентство попросило у меня для пробной публикации, фотография прокатился по всему миру. В июле 2011 года фотография публиковалась в 6 ведущих газетах Англии, в различных журналах, в New-York Times. Волной прошел, во многих журналах был опубликован. Бывают такие выстрелы, фотография ждет своего часа и она, к примеру, на одном уровне определенную категорию людей не заинтересовала, а в другом месте взволновала кучу народа.


Хотя, сам лично я по редакциям не хожу, сотрудничаю только с теми, кто проявляет ко мне интерес. Например, та фотография, которая прокатилась по миру, ее опубликовал английский журнал «Digital Photographer» в августовском номере 2011 года, а российский «Digital Photographer» не опубликовал.


Со мной много сотрудничают охотничьи издания. Дело в том, что я по образованию биолог-охотовед. В этой среде я достаточно многим известен. Ко мне и обращаются редакторы этих изданий. Опыт богатый, я медведей камчатских снимаю с 1995 года. Конечно, не эксперт, но знаю о них много. Снимки медведей и на обложках журнала были. Публикации известные имеются, некоторые фотографии в материальном плане оказались очень выгодными и в какой-то мере покрыли затраты на экспедиции.



5. Про снаряжение


Я с охотниками давным-давно связан, всегда таскался по лесам и болотам, поэтому был заинтересован в хорошей экипировке. С самого начала стремился качественную экипировку иметь. Для меня это «архиважно и архинужно». Что я без нее буду делать на той же Чукотке? Отдаю свое предпочтение таким производителям как Nord Face, Marmot, Jack Wolfskin. Эти компании на голову выше российских производителей. Российские фирмы стремятся быть похожими на них, но пока разница велика. Хотя, иногда я приобретаю и Red Fox, и Sivera, и БАСК. Но последний год предпочитаю снаряжение класса премиум, для профессионалов. В основном, из США. Даже технику, и ту приобретаю в штатах.


Перед отправлением в Канаду в «Аквамарине» приобрел теплые штаны БАСК, самосбросы. Пуховик Red Fox (модель «Кодиак»). Был в Канаде, так один американский фотограф-анималист долго трогал и щупал его, цокал языком! Постоянно покупаю перчатки. Обувь фирмы Meindl. Она во всем мире считается отличной. Ее я познал один из самых первых городе – первую пару мне привезли из Германии в 1992 году. Уже тогда я эту обувь опробовал.  


В «Аквамарине», также, купил титановые стульчики, до сих пор их использую. Один стульчик таскал два раза на Камчатку, фирма Vaude. Они размером очень маленькие, сделаны из титана поэтому мало весят – это очень важно для меня. Даже посуду беру титановую, японской фирмы Snow Peak. Котелки, кружки, ложки – все титановое. То, что не покупаю в «Аквамарин», в основном приобретаю через Интернет или в Москве. Купил в «Аквамарине» стол, выезжаем летом с ним на кемпинг. Мебель беру с удовольствием. Беру газовое оборудование – плитки, горелки, примусы. Все же я считаю, что на природе необходимо качественно питаться. Не есть постоянно лапшу быстрого приготовления (1-2 раза можно), а готовить что-то настоящее. Стараюсь не жечь костров. Лампочки газовые использую очень широко. Все, что улучшает быт. Хорошие палатки, хорошие коврики, хорошие спальные мешки.


Что-то заказываю через Интернет-магазины в США. Что мне нравится, там постоянные распродажи, скидки и вся продажа строится на отзывах. Не успел купить товар, как мне тут же приходит письмо из этого магазина, где мне сообщают, что я в числе первых покупателей этого товара и просят написать отзыв о нем. Именно так строятся продажи в США. Покупаю в штатах товары производителей, которых у нас не найти.


Очень важна качественная экипировка. Даже элементарные гамаши должного качества – и те здорово помогают. Имея ботинки хорошего качества Meindl и хорошие качественные гамаши, которые легко пристегнуть, можно форсировать горные речки и при этом иметь сухие ноги. Было немало случаев, когда меня это просто выручало. То есть, хорошие гамаши и хорошие ботинки, которые плотно облегают ногу – очень важно. Вообще вся экипировка важна. Ведь я приобретаю одежду не только для себя, но и для своей фототехники. Эти чехлы для техники в основном из неопрена. Предохраняют от царапин, от ударов, от холода, от жары в какой-то степени. Очень важно. У меня медведь как-то раз уронил штатив – пронесся мимо и свалил. Неопреновый чехол защитил от ударов. Да и в грязь если упадет – ничего страшного. На все случаи жизни. Хорошая экипировка важна – это даже не подлежит сомнению.


Отрадно, что в «Аквамарине» можно купить лучшую экипировку многих российских производителей. Среди отечественных компаний то, что продается в «Аквамарине» – только лучшее. Два основных параметра – хорошее качество и приемлемая цена. Причем, большая часть снаряжения имеется в наличии, а узкоспециализированные продукты всегда можно заказать. Однако еще раз повторюсь, что российская экипировка иностранной (ведущие мировые бренды) пока что немного проигрывает. Но мы на верном пути и, вполне вероятно, что совсем скоро российские бренды сравняются с западными. Все к этому и идет.  


В Кирове и вообще в России много некачественного, неоправданного в суровых условиях товара. В Кирове Аквамарин выгодно отличается - товары функциональны, надежны, созданы в том числе для экстремального использования... Я лично использую в путешествиях, и ношу товары: пуховая куртка Кодиак Ред Фокс, куртка софт шел Панзер Баск, палатка трамп Пик 2. Есть и палатка Феррино Alpha. Газовое оборудование фирмы Ковеа. Обувь Мендель Бурма, ботинки Мендель Комо, Мендель Колорадо. Термоноски к ним обязательно. Летние рубашки фирмы Сивера и т.д.



Любой желающий может заказать фотографии автора. Для этого необходимо написать Сергею Иванову по адресу его электронной почты: sergeyivanov@land.ru


Тоже интересно!   


1. Мой дайвинг

2. Почему снимаю медведей

3. Моя техника

4. Про интересное

5. Охота или фотоохота?



Мой дайвинг


В 1998 году обучался в Кирове, бассейн «Родина». Организовал тренинги Якимов О.В., пригласивший инструкторов из МГУ. Многие друзья и знакомые Олега обучались тогда. Получил начальный сертификат (OWD PADI). Потом в 1999 году небольшая наша группа поехала на Красное море, сдавать на второй уровень (Advanced PADI). На третий уровень сдавал на озере Сенеж, под Москвой (2000 год). Обучался по системе PADI, максимально дошел до уровня «подводник-спасатель» (Rescue Diver PADI). После этого я еще сколько-то ездил нырял: Красное море, Таиланд, и в Кировской области мы погружались. Но потом я как-то ушел больше в фотографические путешествия.



Почему снимаю медведей


Почему медведи? Так сложилось. Образовалась какая-то связь на определенных уровнях. Да и хочется показать этих животных. Одна из экспедиций на Камчатку – съемка того, как фотограф работает с медведями. Мы ездили с моим напарником, снимали друг друга во время работы. Получилось очень интересно, так как люди об отношении медведей к человеку знают очень мало. Кто-то увидит дерьмо на земле, так тут же удирает. А нам приходится работать порой с расстояния вытянутой руки. В непосредственной близости. Хотели показать, как все это происходит. Да и тематика очень неоднозначная. Не успел я приехать на Камчатку для этих съемок, как мой лучший друг, один из величайших режиссеров-документалистов мира, который на венецианском кинофестивале выставил картину (она открывала фестиваль вместе с картиной Клуни), Виктор Косаковский, звонит мне и сообщает о том, как медведь загрыз того-то, кидает ссылки на все эти новости. Поэтому люди когда слышат, что медведь кого-то загрыз и тут же воочию видят, что фотограф в непосредственном контакте – это впечатляет, как минимум внушает уважение.




Моя техника


Я снимаю уже много лет и не собираюсь «слезать» – использую технику фирмы Nikon. В силу того, что я профессионально занимаюсь фотографией, использую фотоаппараты профессиональные, самой высшей ценовой категории.



Про интересное


Большинство путешествий всегда вызывают громадный интерес, так как я стараюсь ездить именно в интересные места. Случаев полным-полно всяких разных. Где-то приходилось смерти в глаза смотреть, причем не с медведями это происходило. Было со слонами в Ботсване. Ситуация, когда стоял между молотом и наковальней. Было 18 бегемотов, а на меня шли 3 слона, свиньей построившись. Ощущение абсолютно непередаваемое. И только знание и опыт помогли выскочить из этой ситуации. Я поднял штатив с фотоаппаратом над головой и пошел на этих слонов. Так как лезть в это озерцо с бегемотами мне совсем не хотелось. И я пошел на слонов. На них это подействовало.


Надо знать - у каждого животного есть граница досягаемости, так скажем. У кого она больше, у кого она меньше. У тех же медведей. Например, Молодой медведь самец, мы его прозвали Санёк, четырехлетка по моим прикидкам. Н уже не мелкий, но он настолько был лоялен, особенно ко мне. Почему? Непонятно. Я вполне допускаю историческую память, потому что многие медведицы, которых я снимал, помнят меня, мой запах. Она не может его не знать. Определяя даже по собакам, которые через год меня узнают. На Камчатку я езжу раз в год, там собаки знакомых меня узнают, бросаются, обнимаются, лижутся. То же самое с медведями. Этот же Санёк меня в молодости знал, с хорошей стороны. Теперь он меня допускает абсолютно спокойно.


Обратная ситуация – есть медведь, «повесили» ему имя Ветеран. Это медведь, в которого неоднократно стреляли, что видно по его шкуре – она излуплена картечью. У него на шее след от петли, вся морда в шрамах. Битый-перебитый. Он крайне осторожен. И как бы я не пытался подойти к нему ближе, он держит дистанцию до какой-то степени. И я знаю, что если подойду чуть ближе, в наглую, он просто сделает агрессивный выпад. Предупредительный. Но дело-то в том, что люди не знают, как животные реагируют. Они, к примеру, предупредительный выпад делают (рывок, но дальше не дергается), а человек начинает с визгом бежать. Бегство – это признак слабости. И человек сразу становится добычей. Так как хищник воспринимает кого-то убегающего именно в качестве добычи.


В 2011 году ездил на Камчатку с напарником, который был там впервые. С ним произошло немало интересного. В силу его небольшого опыта он постоянно оставлял то объективы на земле, то еще что-то. А медведи – они крайне любопытные. Гонок было за медведями – невероятное количество. Оставляет объектив в чехольчике на земле, ничего не сказав, а медвежонок из одной большой семьи схватил зубами за завязку и понес. А я-то в это время смотрел в другую сторону. Напарник увидел, ему далеко бежать, да и страшно. Он орет мне, спасай! Я бегом за этим медвежонком. Они выстраиваются гуськом, первая медведица, за ней 4 медвежонка, последний тащит этот объектив за веревочку. А я бегу и думаю: медведица через какое-то время решит начать защиту своих малышей. Но хорошо закончилось – медвежонок выпустил объектив из зубов – ему, видимо, тяжело было бежать с ним. А так рванула бы в мою сторону, пришлось бы предупредительный выстрел делать. И таких случаев с участием моего напарника было немало. Медведь то прогрызет шапку в трех местах, то из рюкзака с фото аппаратурой буквально выел кусок борта, то куртку втоптал в грязь. За оборудованием необходим глаз да глаз. Или оставил в лодке часть вещей, медведи тут же – они очень любопытные…




Охота или фотоохота?


Могу сравнить обычную охоту с фотоохотой. Вторая намного интереснее. Охотнику для того, чтобы убить или, как говорят, добыть животное, надо 30-40 метров расстояние. А мне для того чтобы сделать хороший снимок медведя, к примеру, надо на 12-15 метров подойти. Иногда и ближе, для крупных плана. Для того чтобы добыть тетерева, охотнику надо расстояние 30 метров. Мне же для того, чтобы его сфотографировать, требуется от 3 до 5 метров. А еще надо чтобы все это красиво было. Получаешь громадное эмоциональное удовольствие. Еще я сижу и жду света, когда он появится, выйдет солнце. Красота! Получаешь удовольствие часами, а не то, что ХЛОП - все улетели, а ты схватил этот комок перьев и потащил. Иногда уходят годы на то, чтобы дождаться возможности сделать желанный кадр. Особенно по съемке птиц. Например, на дупеля я ездил много-много лет, а сама возможность для съемки представилась два или три раза за все эти годы.


Требовательность к своим снимкам с каждым годом повышается значительно. Если пять лет назад то, что я снимал, меня удовлетворяло полностью, то сейчас я на это без содрогания смотреть не могу. Поэтому стремишься, чтобы кадр был эмоциональный, интересный, динамичный. Меня сейчас больше всего интересует динамика и эмоции. Эмоции - имеются в виду взаимоотношения межвидовые, внутривидовые. Отношение между матерью и детенышем, отношение детенышей между собой. Вот это мне интересно. Это эмоции. А эмоции, когда они присутствуют, интересны зрителю. Ведь, в конечном счете, я работаю не только для себя, но и для того, чтобы кому-то что-то показать. И если мои фотографии получат высокие оценки зрителей и профессионалов, журналов и сетевых СМИ возможно, то и продать. Деньги в этом случае могут считаться мерилом моего профессионального уровня.  




 



6. Галерея фотографий